«Есть много Искусств, но Искусство творить
есть одно, и мы впервые вынесли его из хаоса
за пределы искусств повторений…»

Манифест супрематистов 1918 года.

Есть в команде Мамы Ро человек, для которого зрительное восприятие — одно из главнейших, вплоть до того, что на компанейских кинопросмотрах все могут о фильме отозваться плохо, а он скажет: «Но ведь операторская работа-то была превосходной!». Привычка все «пропускать» через глаза стала своего рода фундаментом для Супрематической студии, где весь интерьер наполнен живыми сочетаниями форм, линий и цветов, и где в каждом углу прячется своя уникальная супрематическая композиция с миллионом разных смыслов и содержаний — «чистое творчество» словами Малевича!

В Санкт-Петербурге есть дом-обманка на Боровой улице 1909 года постройки, посмотрев на который можно подумать, что здание совершенно не имеет глубины, и окна на нем фальшивые. Такой эффект получается за счет не самой привычной формы здания – один из его углов слегка скошен: из-за сочетания этой архитектурной особенности и точки осмотра складывается иллюзия «тонкого дома», и стоит лишь чуть сдвинуться, как дом начинает обретать объем.

Такой же принцип в своих работах использует художник Felice Varini, чьи работы можно собрать из «цветного хаоса», только взглянув на них из определенной точки и под определенным углом. Кто-то называет эту точку «взглядом автора».

С подобной оптической иллюзии начинается и Супрематическая студия – динамичное сочетание цветных фигур разных форм и размеров меняют свою геометрию по ходу взгляда наблюдателя, пока тот проходит внутрь студии, всячески указывая на «взгляд автора» — место, в котором композиция складывается и обретает задуманный художником вид.

Именно эта точка в студии главная — отсюда можно обозреть все пространство целиком, именно здесь все встает на свои места, и зрителю открываются скрытые до того супрематические композиции пространства, выстраивающиеся из сочетаний форм и цветов.

«Взгляд Автора» особенен тем, что не диктует и не командует, не рассказывает и о смысле, заложенном в увиденные композиции, он просто дружеской рукой помогает выбрать гармоничный ракурс, с которого можно обозреть максимально много.

Есть в студии и отсылки к другим ответвлениям русского авангарда: барная стойка с массой своих функций, но с тем и строгой формы — словно отголосок проунов Эля Лисицкого, а симметрия всего пространства в целом – будто плакаты и фотоколлажи Александра Родченко.

«Геометрическая абстракция без обломков реального мира» —
к такому описанию концепции Супрематизма пришел Казимир Малевич после того, как создал «абсолютный ноль искусства», свой беспрецедентно известный «Черный Квадрат».

Мы видим перед собой полотно, объект, сочетание форм и цвета, и мозг наш безвольно пытается увидеть, прочесть что-то знакомое, достать что-то из своей «базы данных», мы попросту начинаем мечтать, хотя логичной команды себе не давали. Созерцание Супрематизма походит на летнюю забаву искать образы в облаках – мы созерцаем форму и наделяем ее содержанием – ну чем не природный авангард!

Символической точкой в студии стала
перефразированная нами композиция
из красных прямоугольников
Казимира Малевича.

Мы разместили ее в изголовье кровати как своеобразный центр притяжения снов и мечтаний и выполнили в старинной технике сграффито, отдав тем самым дань первым древним художникам, пытавшимся придать как можно больше деталей своему искусству, и соединив с сюжетом, где деталями, по задумке и философии художника, намеренно пренебрегают.

Читайте также
легенду студии-побратима
Супрематической студии

round-tree

Древо
легенд

СТУДИЯ 12 БАУХАУС

Счастье
творения

Рассказ автора студии
о том, как не побояться
испортить «чистый лист»,
о поиске вдохновения
и мастерстве.

БлогМама Ро