Студия «Веронезе» – убежище одного талантливого художника-проказника из 16-го века. В ней время течет по совершенно неизвестным законам, а интерьер полон безумных сочетаний: глубина черного кирпича отлично уживается с филигранной белой лепниной, а диковинные золотые жуки беспардонно ползают по настоящему императорскому фарфору, украшающему кухонный фартук. Здесь на глянцевом сером полу, нарушая все каноны стиля и вкуса, лежит грубая полосатая шкура…

Меня зовут Настя Тимофеева, я художник из Санкт-Петербурга и по совместительству автор студии «Веронезе». Поначалу предложение создать интерьер шокировало меня: я и представить себе не могла, как переключить вдохновение и перенести свои умения и видение на объемное пространство. Но, как это часто бывает, на тот момент мне просто не хватало отправной точки. Таковой для меня стало обсуждение музея иллюзий, работой над которым мне предстояло заниматься в ближайшие месяцы. Иллюзии, пространства, объемы, интерьеры, игра, живопись… Живопись и иллюзии! Паоло Веронезе, имя веронского художника, о котором нам рассказывали во время учебы в институте, ясно всплыло в памяти — как раз его работы нам приводили в пример удивительного симбиоза классической живописи с иллюзией. Дальше — дело техники. Через пару дней от страха перед неизведанным не осталось и следа, а история, которую рассказывает студия, превратилась в настоящий приключенческий роман!

27 апреля 2019 года, 19:07

Вспышка, рокот, вой, золотые хлопья, блестки, звон бьющихся  
тарелок – Калиари снова промазал с прыжком и на полном ходу  
угодил в шкаф с фарфором, стоящим аккурат по центру пышно  
украшенной столовой. Сидя на груде разбитых тарелок, переводя  
дух и проверяя, цел ли сам, он попытался определить век и часть  
света, в которых очутился. Судя по декору потолков, сюжетам  
живописи на стенах и обилию охры, он в России, в веке эдак 18-м…

Что за прыжки? Кто такой Калиари и причем тут Россия 18-го века?

Давайте по порядку. Нашего героя зовут Паоло Калиари, для друзей – Паоло Веронезе.

Паоло – талантливый художник-проказник родом из Вероны 16-го века. Его визитной карточкой стали живописные иллюзии, которыми он щедро приправлял свои работы: то вырисовывал метлу в углу одного помпезного полотна, которую непосвященные всегда порывались убрать, то среди пышных фигур появлялась пара мышей, заприметив которых, дамы бросались визжать что есть сил.

Во время работы над одной из таких проказ, а именно изображением амбарной двери, что была частью огромной садовой фрески, Веронезе, утомленный выписыванием структуры дерева, задремал. Проснувшись от удара, Веронезе с удивлением обнаружил, что вокруг него уже не до боли знакомый веронский сад, а дремучий лес, и сам он уже не сидит на своем любимом рабочем табурете, а кубарем катится с высоченной горы. Рефлексы сработали быстрее сознания: даже не подумав о том, что все это может быть сном, Паоло цепко ухватился рукой за лист гигантского папоротника и остановил падение. Отдышавшись, он начал карабкаться обратно и совсем скоро увидел среди зарослей прямоугольник дверного проема, пропорции которого совпадали с амбарной дверью на его полотне. Добравшись до цели, художник толкнул еще недавно бывшую всего лишь рисунком дверь и за ней увидел знакомый сад. Стоя на пороге (буквально!) двух миров, он не мог поверить в свою удачу!

Следующим же утром, раздираемый любопытством, он ринулся в неизведанный мир и чудом остался в живых: хотя в первый раз лес казался тихим и дружелюбным, то во второй – явил монстров и драконов, которые явно не были рады чужаку. Именно тогда Веронезе вернулся из путешествия не один: во время побега к его ноге прицепился огромный золотистый богомол. Веронезе попытался было избавиться от незваного гостя (он был брезглив и не любил насекомых), но с удивлением обнаружил за вновь приоткрытой дверью не лес, а странное помещение с изумрудно-зелеными стенами и искусно выполненными светящимися изображениями зверей. Так, желание отправить насекомое домой помогло узнать художнику, что за нарисованной амбарной дверью может скрываться не только древний лес.

Весь следующий год Веронезе провел в исследовании феноменальных возможностей портала, открытие которого стало для художника поистине неиссякаемым источником вдохновения!

…”Ну точно – Россия! И даже век угадал”, – подумал про себя Веронезе, заметив в открывшихся широченных дверях двух охранников в черных двууголках и мундирах с синим отливом. Не желая беседовать с ними о своем присутствии в императорском дворце, художник ловко развернулся, взобрался на гору обломков, некогда бывших шкафом, и неожиданно для охранников растворился прямо в стене…

Спустя несколько месяцев и сотни набросков художница пришла к финальной версии увиденного ею во сне – на свет родились две иллюстрации Нео Москвы (так она решила назвать фантастический город), на которых она изобразила свое самое яркое впечатление, тот самый момент, когда среди изобилия стекла и диковинных строений, летающих машин и людей с реактивными ранцами за спиной, она узнала город, в который влюбилась с первого взгляда – Москву!

…Пролетев не одну сотню лет и чуть меньше тысячи километров, Веронезе оказался в своем тайном убежище, мастерской-сокровищнице, расположенной в современной Москве, в районе Чистых прудов…

Веронезе-путешественник неслучайно выбрал Москву 21 века для своего убежища: эту эпоху он считал расцветом безрассудства, а город – центром великолепного хаоса. Ни в будущем, ни в прошлом он не мог найти такого количество эклектики, которая здесь пропитывала совершенно все: от нарядов людей до фасадов домов. В этом месте он чувствовал себя частью собственных живописных проказ и одновременно не боялся привлечь слишком много внимания.

…Мельком посмотрев на свое отражение в россыпи зеркал, художник начал было смахивать сияющие на черном бархате дорожного костюма мелкие осколки императорского фарфора, но тотчас застыл, осознав, что оставил в груде разбитых тарелок очень и очень важный сверток с подарком…

Свой сотый, юбилейный прыжок, Веронезе решил отметить визитом в далекое будущее (настолько далекое, насколько хватало на тот момент фантазии и осторожности). Свист, хлопки, вспышки, пара секунд в этом уже привычном межпростраственно-временном безумии, и художник приземлился в выбранном наугад пункте назначения: толчея вокруг, звон стекла и гул голосов мигом поглотили его. Это был 1972 год, бар “Toby Jug” в городе Толворт, Англия.

Веронезе, боясь упустить из виду что-то важно-красивое, жадно засматривал происходящее и не заметил, как за его спиной ярким светом мощных софитов очертили пространство скромной сцены. Внезапный каскад гулких, скачущих звуков словно окликнул художника, и его взгляд устремился на сцену, где высокий худощавый человек томно и даже несколько лениво перебирал пальцами гитарные струны. Его прическа казалась невероятной даже для своего времени, а нарисованная на лице оранжево-голубая молния явно выделала его из толпы соотечественников…

“It’s a, it’s a, it’s a drive-in Saturday…” – пел музыкант.

Прогуливаясь ночью по совсем опустевшим улочкам маленького города, Веронезе думал о том, что случайный прыжок привел его к такому же путешественнику во времени, как и он сам.
Спустя несколько дней после своего удивительного путешествия в будущее у художника рождается план, как отблагодарить экстравагантного музыканта, а заодно и проверить свои догадки о существовании других путешественников во времени…

Зажмурив глаза, Паоло максимально четко представил злосчастный императорский зал в момент своего исчезновения. Вспышки, хлопки, яркий свет и… ни звона бьющейся посуды, ни грохота падения – неужели ошибся?! «Сто-о-о-я-я-ять!» – крик синих мундиров, донесшийся из-за спины, развеял сомнения. Всего лишь промахнулся с местом высадки! Охранники, еще не успевшие оправиться от внезапного появления наглеца, поначалу застыли на своих местах, но уже через мгновение кинулись в его сторону. Веронезе хватило секундного замешательства стражей, чтобы добежать до кучи осколков, схватить сверток и ринуться обратно. В попытках остановить нарушителя верзилы, не решившись начать пальбу в роскошном интерьере, начали швырять в его сторону осколки чашек, чайников и всего, что попадалось под руку. На бегу Веронезе загадал снова очутиться в своей мастерской на Чистых и, параллельно уворачиваясь от бьющейся о лаковый пол посуды, подумал о том, что небольшой отдых и чашечка чая совсем бы не помешали… Вселенная услышала просьбу и забросила нашего героя домой, прямиком за обеденный стол! Все еще тяжело дыша после победного спринта, художник бросил взгляд в сторону кухни и рассмеялся: некогда ровная плиточная стена теперь пестрила застрявшей в ней императорской посудой – какое чудесное напоминание о приключении!

Облокотившись о стенку старинной печи, Веронезе пил крепкий чай и любовался спасенным из плена своей же рассеянности подарком: с подоконника на художника грозно и слегка удивленно смотрела гипсовая голова Давида. Да-да, того самого, авторства Микеланджело Буанаротти. Именно эта голова была непохожа на других: ее разнила яркая золотая молния, проходящая через все лицо.

Мастерская юного скульптора Микеланджело Буанаротти была одним из любимых мест Веронезе – приходя в нее под покровом ночи, он вдохновлялся бесконечным талантом мастера. Но однажды, вопреки своей осторожности, художник оставил броский след своего присутствия. На обратном пути он решил прихватить один из лучших гипсовых эскизов мастера, голову от скульптуры царя Давида, будущего супер-хита Микеланджело.

Отставив ярко-бирюзовый стакан в сторону, Веронезе аккуратно перевернул скульптуру на бок и нацарапал снизу послание. Совсем скоро подарок будет доставлен своему счастливому обладателю. Ожидание было интригующе томительным!

Упаковав подарок в ближайшем книжном магазине, Веронезе вернулся в мастерскую, чтобы тщательно подготовиться к самому важному путешествию. Переодевшись в ярко-желтую рубашку с широким двойным воротником, черно-белые клетчатые брюки и кричаще красные лаковые ботинки, он подхватил пакет с подарком под левую руку, правой щелкнул пальцами в сторону собственного отражения, сам себе подмигнул и с ехидной ухмылкой исчез в портале, ведущем в 1973 год…

Все в той же позе игривого мачо Веронезе материализовался в безлюдном пространстве звукозаписывающей студии. Приземлился он на журнальный столик, расположившийся между двух диванов. Рассмеявшись от комичности собственного появления, художник тотчас спрыгнул со столика, поставил на него коробку с подарком, поправил открытку с подписью и, довольный собой, снова исчез.

Через минуту в комнату вошел тот самый музыкант, что поразил нашего героя во время его юбилейного путешествия во времени: огненно-рыжая прическа, сбритые брови, пиджак, полностью расшитый зеркальными блестками – образ настоящего пришельца из будущего был снова при нем. Его взгляд сразу зацепился за незнакомый предмет, стоящий на столе. «Дэвиду Би от ПВ» говорилось в открытке, прицепленной к пышному банту на упаковке. Упаковку долой! И вот уже два Давида смотрят друг на друга: один – грозно нахмурившись и сияя золотой молнией через все лицо, второй – довольно улыбаясь неожиданно тонкому презенту. Обходя комнату в поиске временного пристанища для подарка, Дэвид по-хозяйски вертел скульптуру в руках и заметил на ней надпись. Замерев посреди комнаты, он прочитал: «Если время для тебя открыто, уходя из этого мира, верни Давида домой. Москва, Мясницкая улица, дом 30, строение 3, студия «Веронезе». 27 апреля 2019 года, 19:07».

Отставив ярко-бирюзовый стакан в сторону, Веронезе аккуратно перевернул скульптуру на бок и нацарапал снизу послание. Совсем скоро подарок будет доставлен своему счастливому обладателю. Ожидание было интригующе
Вернувшись в мастерскую, Веронезе сверился со своими золотистыми Casio. Дата и время верные: сегодня 27 апреля 2019 года, а на часах уже 19:10. Ответ на мучивший художника вопрос находился от него всего в одном взгляде. Набравшись смелости, Веронезе картинно зажмурился, сделал глубокий вдох и, словно начиная какой-то дерзкий танец, резко развернулся на одной ноге в сторону окна и открыл глаза. Громкий крик “Я зна-а-а-ал!” заполнил пространство комнаты. Голова с золотой молнией на лице как не бывало стояла на своем прежнем месте! В мгновение ока преодолев расстояние от прихожей до окна, он схватил изваяние. Подарок явно постарел: на поверхности проявились трещинки, а золото молнии, еще несколько часов назад сиявшее своей новизной, явно потускнело и облупилось. Перевернув гипсовую голову, художник увидел новое послание: «Привет с Марса! От Дэвида Би… 10 января 2016 года».

Он не один! Ошеломленный своим открытием, уже на следующий день Веронезе отправится в новое странствие. Отныне им двигала не только жажда вдохновения, но и поиск таких же, как он, путешественников во времени!

Отдыхая в студии «Веронезе», не удивляйтесь, если ваши вещи будут неожиданно оказываться не там, где вы их оставили, а некоторые предметы вдруг покажутся резко постаревшими. Старина Веронезе любит проказничать и не прочь иногда одолжить айпад ради последней серии «Игры престолов», а то и вовсе взять напрокат ваш модный костюм…

Share: