Студия «Британская» – первая студия в Мама Ро, столь тщательно оформленная до последней мелочи: обшивка кухни, мебель, подоконники – все выполнено из натурального дерева; лестница, созданная в единственном экземпляре мастером по дереву; диван и кресло Честерфилд, – иконы английского стиля, – обитые кожей, шотландский плед на кровати и камин с огнем; фарфоровые чашки на столе, призывающие вспомнить о чайной традиции, и тут же, на кухне, виниловый проигрыватель и коллекция пластинок британского рока; мини-библиотека, состоящая из английской классики, и на английском языке – от поэзии со всех уголков Британии до классической прозы, а еще биографии рок-музыкантов и просто альбомы, иллюстрирующие быт и нравы Англии, Шотландии, Уэльса и Ирландии. Окидывая все это многообразие изумленным взором, задаешься вопросом: но зачем кому-то в Мама Ро понадобилось столь щепетильно подбирать каждую деталь для одной из очередных студий?

Здравствуйте, леди и джентльмены! Меня зовут Александра Марушева. Скорее всего, в тот момент, когда вы прочитаете это послание, я буду уже очень далеко, и совершенно не уверена, в добром ли здравии. Но уж точно не здесь. Черт меня подери, не совру, когда скажу о провидении, дернувшем меня возвести «Британскую» студию! Но обо всем по порядку.

В прошлой жизни я была моряком, плававшем на судах, вышедших из портов Ирландии. Моя жизнь складывалась в путешествиях по Северному и Ирландскому морям, через Атлантический океан и всевозможные проливы. Мне было не на что роптать: все время на палубе, а в те короткие стоянки, что проходили в порту — в одном и том же месте: в пабе. Давно это было!

Однажды я полетела в Лондон. Добралась до Истборна, села на вершине мелового утеса «Семь сестер» и обнаружила головокружительный вид на Ла-Манш. Время замедлилось, а я смотрела и смотрела на океан. Рядом в воздухе кружили визгливые чайки. И вдруг одна из них крикнула мне, что все на свете должны узнать об этом месте, и о том, что я помню из своей прошлой жизни. Я направилась в сторону ближайшего паба и стала размышлять над этим. В тот вечер я приняла решение рассказать всем о своем настоящем доме: об Англии, Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии — четырех странах, которые, хоть отличаются друг от друга, но составляют единое целое. «Боже, храни королеву!» — воскликнула я, и приступила к созданию «Британской» студии…

ЗАГАДКА
ПРОПАВШЕГО
АВТОРА

Лондон, Великобритания. Больница Святого Варфоломея. Два гения встречаются на крыше, чтобы выяснить, кто из них останется жив. Профессиональный программист и преступник Джим Мориарти подстраивает встречу таким образом, чтобы помощник его соперника врач Джон Ватсон не мог присутствовать на встрече и не раскрыл детали сфальсифицированного самоубийства. После реплики Джима: «Вот и выход! Пока буду жить я, ты можешь спасти своих друзей», все разрешается. И если Шерлок Холмс прыгает с крыши, то что происходит с Джимом? После его «самоубийства» дело закрывается, тело никто не ищет, однако на самом деле это всего лишь передышка, и Джим собирается залечь на дно — ожидая момента, чтобы объявиться вновь. Но куда податься Наполеону преступного мира? В какой части земного шара скрыться, чтобы ни у кого не возникло идеи, где его искать? Ответ знает только Джефферсон Хоуп, помощник Мориарти, в прошлом работавший с программистами из России.

Хоупу приходит мысль о том, что лучшим убежищем для Мориарти станет Москва. Уж тут-то его точно никто не найдет. Рождается план найти здесь старинный особняк и обустроить небольшую студию, чтобы на неопределенный срок в ней остановился пожелавший остаться инкогнито господин из Великобритании — под маской никому неизвестного актера Ричарда Брука. И все бы ничего, если бы не требования Джима, истинного британца и ценителя искусств: обстановка интерьера должна соответствовать всем домашним канонам Королевства, да так, чтобы даже самый чопорный гость почувствовал себя здесь как дома. Джефф Хоуп приступает к поиску человека, который смог бы это организовать.

И вот однажды, оказавшись в Истборне в небольшом пабе, Джефферсон Хоуп знакомится с некоей Сарой Маузер из Москвы. Завязывается разговор, и Сара рассказывает Джеффу о том, как была в прошлой жизни Ирландским моряком, и о том, что знает Королевство как свой дом, да еще и профессиональный дизайнер из Москвы. Что именно увидел в Саре Маузер Джефф, доподлинно неизвестно, но мы точно знаем, что именно в этот день молодая авантюристка Сара заключила с британцем бартер: обустроить для клиента Хоупа жилище в Москве и адаптировать алиби об актере Ричарде Бруке под российские реалии — так, чтобы никто не заподозрил обмана. Единственное, о чем попросила Сара взамен, было навсегда вернуться «на родину».

Сара действительно в сжатые сроки придумала студию под кодовым названием «Британская» — для прикрытия был выбран небольшой апарт-проект «Мама Ро» на Чистых прудах. Оставалось доработать легенду. Сара пошла экстравагантным путем, который, несмотря на ужас Джеффа, сразу же понравился и был одобрен самим Мориарти. Согласно ее идее, лучшим способом скрыться для клиента Хоупа было… просто оставаться у всех на виду. «Меньше всего ищут там, где никто бы не спрятался» — аргументировала Сара. И сочинила для сайта «Мама Ро» фанфик о профессоре Мориарти, пытающемся скрыться в «Британской» студии под видом актера Ричарда Брука. А для большей нелепости ввела в рассказ свое альтер эго под именем вымышленной Саши Марушевой, радиоведущей из Москвы и соратницы, укрывающей в Москве мирового злодея. Скрытный по своей природе профессор Мориарти от удовольствия потирал ладони.

Единственное, чего Сара не знала наверняка, это настоящего имени скрывавшегося под псевдонимом господина из Великобритании. И потому, работая над дизайном студии, то и дело терялась в догадках, кто же на самом деле таинственный клиент Джеффа Хоупа. Как обставить студию? Какой стиль ему наиболее близок? Но поскольку имя гостя держалось в строжайшей тайне, студия в итоге соединила в себе как культуру британской аристократии, так и прослоек андеграунда. Одно Сара знала наверняка: за британской чопорностью в интерьере дело не стало.

И вот в назначенный день, 19 апреля 2019 года в «Британскую» студию действительно приехал скромный и молчаливый господин, скрывающий свое настоящее имя под псевдонимом Ричард Брук. Сара встретила его на пороге. Господин на мгновенье смерил ее взглядом. Затем сообщил, что останется здесь на длительный срок и вошел в студию, закрыв за собой дверь. Оказавшись один, господин, не снимая пальто, налил себе чаю в одну из кружечек, стоявших на столе, и осмотрелся. Во всем виднелась заботливая рука. Он на мгновенье присел в кресло напротив камина и посмотрел на огонь.

Сара так и не поняла, почему Ричард Брук неожиданно откланялся. Никто даже не заметил, как он вышел из студии. Камеры в холле работали исправно, но за все время в них не промелькнуло ни единой живой души. Таинственный гость будто растворился в воздухе. Сара вошла в студию с намерением во что бы то ни стало понять причину его исчезновения. Что было не так? Следуя неясному наитию, Сара налила себе чаю во вторую кружечку, стоявшую на столе. Затем обернулась, и увидела все какими-то новыми глазами. На камине стоял некий предмет. Сара сняла его и села в кресло, в котором только что сидел сам профессор Мориарти. В руках у нее была фоторамка с изображением меловых скал близ Истборна — того самого Истобрна, где она впервые встретила Джеффа Хоупа.

С того дня Сару Маузер больше никто не видел. Как и с таинственным гостей, не видели, как она вышла из студии. Как и в прошлый раз, камеры в холле работали исправно, но ничего не показали. Сара Маузер словно растворилась.

Год спустя на последней полосе британского The Daily Telegraph промелькнула странная новость о том, что моряки, по ночам проплывающие мимо скал «Семь сестер» близ Истборна, будто бы видят на вершине девушку, истошно кричащую: «Боже храни королеву». И над ней вихрем кружатся чайки.

Вместо эпилога

Мы нашли этот текст в «Британской» студии 
19 июля 2019 года. Публикуем его дословно. 
По непонятному совпадению его автор исчез 
так же, как и его герои. Но совпадение ли 
это? Пожалуй, раскрыть эту странную, запу-
танную череду исчезновений под силу только 
гениальнейшему из сыщиков на планете. Но 
он, увы, лишь плод воображения сэра 
Артура Конан Дойля.

Поделиться: