Симфония для столярной мастерской

Представляем мебельную
мастерскую Мама Ро

Задолго до того, как сформулировать идею о мебельной мастерской и реализовать ее, мы уже имели опыт работы по созданию авторской мебели. Это были дни работы над первыми студиями Мама Ро. Тогда в рамках работы иногда получалось найти минутку на краткие записи о ходе процесса, что-то вроде «мебельного» дневника. На момент написания эти заметки так света и не увидели, но сейчас, когда мы впервые презентуем нашу мебельную мастерскую, мы считаем, самое время поделиться тем, что нас радовало и изумляло во время создания авторской мебели, в том числе и для наших авторских студий.

Авторская статья
Володи Низовцева,

сооснователя
проекта
Мама Ро

Пролог

Древесная фотография

5 августа 2014 г.

В тот суматошный день мы посетили невероятного масштаба склад всякой древесины — глаза разбегались у всех, до того, что хотелось все бросить и на последние деньги закупиться деревянными слэбами-столешницами — толстенными спилами кедра и ореха с причудливым рисунком, который напоминал то ли невиданную карту с витиеватыми руслами рек, то ли космические снимки песчаных дюн пустыни. Все было настолько красиво, что совет ребят по выбору шпона нас просто ошарашил — среди пестрого великолепия различных сортов древесины с труднопроизносимыми названиями ребята из мастерской рекомендовали нам использовать для покрытия столешницы какой-то сероватый шпон, настолько неприглядный, что при первом взгляде его легко можно было спутать с мусором. Но, доверившись ребятам, мы решились на эту, как нам казалось, авантюру и уже через 15 минут придумывали способ, как впихнуть трехметровые листы шпона в легковушку.

“Остается всего несколько дней до открытия третьей Мамы Ро. Мы все на взводе, еще так много нужно успеть, верится с трудом в то, что уже совсем скоро можно будет выдохнуть, и ворох дел испарится. Сегодня отправляемся за шпоном* для нашего удивительного шестиугольного стола для новой администраторской.”

* – Тонкие срезы дерева, помогающие в столярном деле делать предметы большого формата, где по соображениям веса или прочности нельзя применять массив.

“Всю дорогу до мастерской нас не покидали сомнения относительно выбора материала, на что Костя и компания парировали, что до преображения гадкого утенка в прекрасного лебедя осталось совсем чуть-чуть. Разгрузив шпон в мастерскую, Костя пренебрег переодеванием в рабочую одежду и рванул с куском шпона к шлифовальной машинке…

Сейчас уже сложно сказать точно, в какой, но в один из таких моментов созерцания красоты процесса к нам и пришло понимание, что мебельной мастерской Мама Ро — быть! Оставалось только завершить стройку и перейти к воплощению.

Через несколько секунд с поверхности шпона ушел серый тон и начал проявляться малоконтрастный, но хоть какой-то рисунок. Следующим шагом было покрытие тонким слоем лака, который, по словам Кости, и должен был развеять все наши сомнения относительно выбора шпона. Намешав на скорую руку жидкий лак, Костя кистью нанес тонкий слой, и шпон в прямом смысле слова проявился — подобно фотобумаге, проэкспонированной и погруженной в проявитель, на до этого момента неприглядном кусочке дерева проступил рисунок совершенно поразительный, в котором мы с ребятами углядели и пустынный пейзаж и закат на море, где солнце — след от небольшого сучка — находило на темную полосу-горизонт, и еще добрый десяток ассоциаций…”

Глава 1

Знакомство с мастерством

12 мая 2014 г.

Герои

Костя Семенов в момент тестирования термохромной краски*, которой покрыта барная стойка в студии Баухаус. Проверяем, достаточно ли хорошо проявляется рисунок ясеня от прикосновения ладонью.

* – волшебная краска, меняющая пигментацию под воздействием температуры — проще говоря, становящаяся на время прозрачной.

Мебель для Баухауса должна быть максимально строгой, до мельчайших деталей, вплоть до уголков и скосов — такое вполне буквальное техническое задание я изначально сформулировал для Кости Семенова, талантливого мастера и художника, работавшего со мной. Он убеждал меня в том, что если не сделать на грани дерева фаску, мебель может получиться банально опасной, но я тогда настоял и фаска осталась за рамками Костиной затеи…

“Сегодня меня ждал удивительный сюрприз — дотошная реализация Костей моих пожеланий по обработке дерева для шахматной пары, причем настолько дотошная, что я об этом пожалел!

Костя встретил меня в мастерской с заговорщицкой улыбкой и сразу же предложил проверить, достаточно ли грани у шахматной пары “острые”. Я, совершенно ничего не подозревая, лихо провел указательным пальцем по углу одного из кресел и тут же ощутил сильную боль, отдернул палец и увидел, как посредине подушечки быстро формируется несколько алых шариков крови. “Вот гад” — подумал я про себя и тотчас сам себя поправил, вспоминая, что сам просил об острых краях, совершенно не зная, о чем именно прошу, а Костя с пеной у рта мне доказывал, что самую минимальную фаску нужно снять…

Так я понял для себя, что очень важным аспектом успешного результата является доверие, достаточное для того, чтобы человек мог рекомендовать решения, зная, что главным аргументом является его мастерство.

Наглядно указав мне на мою же неправоту, Костя продемонстрировал на спинке второго кресла ту самую фаску, в необходимости которой убеждал. Оказалось, визуально она точно такая же, что и бритвенно-острый край, но при всем при этом совершенно безопасна.”

18 мая 2014 г.

“Мебельный ансамбль для студии “Баухаус” практически завершен, осталось только чуть дошлифовать, досверлить и докрутить. Поднимаясь по крутой лестнице мастерской, я на секунду замер — наверху уже вовсю кипела работа, а яркие звуки, уже ставшие знакомой и, наверное, даже любимой музыкой, густо заполняли все пространство мастерской. Поднимаясь выше, я все больше увязал в удивительной симфонии для оркестра из стамесок, молотков и циркулярок…

Хочется добавить к этой записи, что вообще все происходящее в Маме Ро для меня — чистой воды волшебство. Мы не устаем удивляться новому и стараемся не черстветь, а весь наш путь — это попытка, и надо признаться, весьма успешная, задержаться как можно дольше в свободном детстве.

В тот момент я поймал себя на мысли о том, что будь я человеком посторонним и услышь эти звуки “творения”, я не смог бы однозначно ответить, что именно звучит — все это было одновременно похоже на батальную сцену из какого-нибудь фантастического космического боевика, рев формульного болида, свистяще вписывающего все сотни лошадиных сил в поворот, галдеж невиданных зверей или птиц, но уж точно все услышанное нельзя было бы охарактеризовать как звуки столярной мастерской. Уже войдя в душное и сухое от древесной пыли пространство мастерской, я понял, что такая неоднозначность и неоднородность звуков — лишь малая составляющая большого волшебства, результатом которого станет “всего лишь” мебель.”

Баухаус серия

Красота функциональности

Подробнее >

Глава 2

Природная типографика

1 марта 2014 г.

Герои

Валерий Федорович в момент работы над барной столешницей, собранной из сосновых спилов. Шлифовка поверхности.

“Все наши студии так или иначе связаны с небольшими, но все же путешествиями. Вот и сегодня нам предстоит отправиться за 60 км. в Подмосковье, где-то там нас уже дожидается старая сухостойная сосна — настоящий реликт, запечатлевший на своей древесине удивительные узоры — ходы жука короеда”.

Декабрь 2013, наша первая поездка за соснами для студии, Антон и Валерий Федорович осваивают практическое гнездостроение. Примечание от Антона: за время лесоповала ни одна божья птица не пострадала. Обнаруженное нами гнездо оказалось также заброшено.

К моменту этой поездки — второй по счету — мы практически завершили работу над созданием еще одного мебельного ансамбля, на этот раз для другой авторской студии — Сосновой. Если основой для Баухауса была строгость и четкость линий, то «сосновая» мебель вышла совершенно полярной: вдохновившись любовью Антона к красоте сосен, Валерий Федорович — мастер на все руки, художник, геолог и просто интереснейший человек — вызвался помочь нам пересоздать в предметы мебели то, что до этого создала сама природа.

В итоге, придя в абсолютную эйфорю от получавшейся мебели, мы решили дерзнуть и выпустить небольшую серию «бревномостиков» — авторских док-станций под планшеты.

“Оказавшись на месте и встретившись на автобусной остановке с Валерием Федоровичем, мы без лишних разговоров и подготовок выдвинулись в лес. Валерий Федорович — человек природы, он прекрасно ориентируется в лесу, без карт и GPS, просто чувствует, куда нужно идти. Доверившись его умению, мы последовали за ним по пятам.”

“Звонкий хруст, за ним гулкий треск и финальный громкий хлопок — сухостой повален. Наспех подтесав топориком часть веток, мы принялись вскрывать кору, чтобы поскорей найти долгожданный рисунок ходов жука короеда…

В тот раз, полностью очистив ствол от коры, мы в очередной раз убедились, что истинная красота природы частенько бывает скрыта от простого взгляда, и подчас за неказистой наружностью.

…было ощущение, то ли от тишины глубокого леса, то ли от быстро надвигающегося вечера и вместе с ним уходящего света, что мы перенеслись в какую-то затерянную библиотеку, и нам выпала удача заглянуть в древнюю рукопись — кора-обложка нехотя открывала сокрытое, но чуть старания, и мы уже читали тайные письмена на неизвестном языке…”

Сосновая серия

Эко-мебель, собранная из годичных
колец и природных линий

Подробнее >

Глава 3

Театральная декорация

14 сентября 2015 г.

Герои

Фарида и Александр Путилины стали первыми заказчиками и мебельной мастерской и интерьрной студии Мама Ро одновременно. Мы выполнили для супругов наш первый дизайн-проект, а спустя некоторое время разработали и реализовали целый ансамбль авторской мебели, превратившийся в итоге в самостоятельную серию.

“Впереди нас ждут несколько месяцев увлекательной работы — придумать и сделать авторскую мебель, которая вберет в себя лучшие черты классицизма и вместе с тем останется современной. Эта задумка должна стать настоящей суперзвездой нашего первого интерьера!”

25 ноября 2015 г.

Здесь нарочно пропускаю долгие описания поиска идей, рабочего процесса по созданию набросков и чертежей. Оно хоть и интересно, но детально до такой степени, что в абзацах о поиске подходящей розетки для стола (декоративный элемент) можно легко упустить главное.

“Болванка из липы худеет на глазах, стружка за стружкой обнажая то, что несколько дней назад было всего лишь эскизом. Мастер режет последний элемент декора для фасада стола, и осталось совсем немного до главного “фокуса” — когда пеструю конструкцию стола со всем его богатым декором укроет плотный грунт, а после — матовая черная эмаль, навсегда закрывая сложный узор разных сортов древесины…”

11 декабря 2015 г.

В конце концов этот мебельный ансамбль вышел даже интересней, чем мы замышляли: изначально нам хотелось сделать просто “звездную” мебель, вокруг которой построится интерьер, а получился настоящий спектакль, действо, где сами предметы — представление, а все его составные — тонкая резьба, шпунты, чопики, ласточкины хвосты, пропилы, склейки, лунки, грунты, серебряные гвозди и густая краска — закулисье, размер которого почти бесконечен, где даже после окончания спектакля кипит работа, но которое так и останется навсегда скрыто от зрителя…

“Черный стол-монолит готов. Его форма, подобно древним храмам, высеченным в скале, так и притягивает взгляд, а глубокий черный цвет не дает падающему свету сразу раскрыть все сложные декоративные элементы. Свита из табуретов, стульев и тумбы с трюмо тоже вышла под стать.”

Неоколониальная серия

Мебель в духе позднего классицизма, созданная
для футуристичных интерьеров

Подробнее >

Эпилог

«Вместо
эпилога»

Придумывая и делая мебель в нашей мастерской, мы слегка лукавим, когда говорим о том, что самое интересное достается заказчику — на самом деле самое интересное мы оставляем себе.

Мы мечтатели, мы творцы, мы слушатели, мы чтецы, мы — нескончаемый источник энергии, поток новаторских идей. Мы — гораздо больше, чем просто мебельная мастерская. Мама Ро Мебель — не просто место, где собираются стулья и столы – это место, где творится самое настоящее волшебство, место, где восторг от услышанного или увиденного приобретает форму и материализуется при помощи старания и таланта.

В Мама Ро Мебель любая история может оказаться рассказанной в материале… может быть, и ваша?

Мебельный дневник
Володи Низовцева

Поделиться: